16:39 

лорд_Генри
А теперь то, что от тебя осталось, может идти.
Перевела тут фичулю, очень понравилась. Постгражданка, ПТСР, фикс-ит, классный Баки.

Название: По итогам
Автор: yumekuimono
Переводчик: лорд_Генри
Рейтинг: G
Персонажи: Тони Старк, Баки Барнс, Стив Роджерс
Пейринг: Баки Барнс/Тони Старк
Категория: джен, пре-слэш, фикс-ит
Размер: мини, 2387 слов
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/9198599
Разрешение на перевод: получено
Размещение перевода: в разрешения переводчика, со ссылкой на пост
Саммари: Баки наконец узнает полную подноготную Гражданской Войны. Тони случайно это слышит.

– Ты ЧТО сделал?

Тони останавливается, услышав голос. Он знает, что теоретически он не должен быть в этой части здания, не должен знать что Т’Чалла укрывает Барнса и прочих… не-Мстителей, уже нет. Прочих… да просто прочих. Но он не может просто лечь и попытаться уснуть, не когда его кошмары вернулись чтобы взять реванш. Только в этот раз в них не просто песок и грязная вода, портал в небе и затягивающая воронка, нет, теперь ему снится падение, а когда он наконец открывает глаза, уже на земле – он видит лицо Стива и занесенный над ними щит, снова и снова. Он знает, что это проблема, что ему нужно поспать – особенно сейчас, когда ему в шею дышит Росс, а он сам носится по всему земному шару, с трудом пытаясь сотворить из Заковианского Договора что-то более-менее приемлемое. Но когда такое было в прошлый раз – ПТСР, кошмары, панические атаки, вот это все – да уж, вот было веселое время. А поскольку здесь у него нет мастерской, где можно было бы спрятаться, то вот он и бродит по владениям королевской семьи Ваканды. Технически он их гость.

– Господи Иисусе, – голос у Барнса измученный, и Тони буквально видит, как он сжимает пальцы на переносице.

– Бак…– фраза Стива обрывает вскриком, и Тони подается вперед. Через приоткрытую дверь он видит Барнса, который, по-видимому, только что отвесил Стиву подзатыльник, а теперь вцепился в ухо, с такой силой, что тот слегка склоняется к нему, пытаясь уменьшить боль.

– Стивен Грант Роджерс, ты можешь быть и родился сто лет назад, но ты явно совсем еще ребенок. Ты никогда не умел избегать драк, но это тебе больше не разборки в переулках. Ты что, решил, что раз у тебя есть своя выставка в музее и крутой костюм, то ты в одиночку можешь пойти против ста семнадцати стран? Ты же учился в художественном! Мы больше не на войне, Стив. Нет теперь большого страшного врага, который даст тебе право спокойно заявляться в любую страну и творить там что заблагорассудится, потому что ты, видите ли, думаешь, что так правильно. Все, так больше не получится, вбей ты это в свою чугунную голову. Видит бог, я и сам пытаюсь. Так что если ты хочешь, чтобы я не возвращался в заморозку, а работал с терапевтом, то тебе тоже придется.

– Ауч, Баки. Но ты не видел, что там творилось. Мы были для них словно не люди…

– Я в курсе. И именно поэтому ты, как взрослый, цивилизованный человек, сядешь за стол переговоров с этими политиками, и исправишь это. Ты не можешь в случае любой проблемы просто дубасить по ней щитом!

У Тони отваливается челюсть.

– Я не мог допустить, чтобы они тебя убили, – упорствует Стив.

Барнс отводит глаза, и его выражение лица знакомо Тони до боли.

– Не в этом дело. И в любом случае, я сам могу за себя постоять.

Тут он замечает стоящего за дверью Тони, и того охватывает мгновенная паника.

– А еще ты извинишься перед Старком, – произносит Барнс, нарочито громко, так, что Тони понимает, что имеется в виду прямо сейчас. Он словно врастает в землю, и Барнс за ухо тащит Стива к двери, где, наконец, отпускает.

Стив расправляет плечи, потирая многострадальное ухо, и удивленно моргает.

– Тони, – изумленно произносил он, как будто не ожидал увидеть Тони здесь, не ожидал, что тот и вправду станет вносить в Договор все те изменения, про которые говорил с самого начала. У Тони к горлу подступает противный ком, и при этом сердце стучит так, что кажется сейчас вырвется из грудной клетки, и он изо всех сил старается отогнать воспоминание о том, как Стив разносит её щитом.

– Стив, – выдавливает он в ответ.

Барнс стоит, уперев руку в бедро, и буравит Стива взглядом. Тому никуда из-под него не деться, а Тони все еще может оторвать ноги от пола.

Стив растерянно потирает затылок.

– Слушай, я… Я прошу прощения. За то, что случилось. Я не хотел, чтобы все так кончилось. И прости, что я не сказал тебе о твоих родителях. Я думал, что этим щажу тебя, но на самом деле щадил только себя. Я надеюсь, ты…

Его обрывает еще один подзатыльник от Барнса.

– Вот тут остановись. – Затем он поворачивается к Тони. – Я тоже прошу прощения. Я не должен был дать этому зайти так далеко. Я понимаю, если ты после всего этого и знать меня не хочешь.

Тони не сразу снова обретает способность говорить, но когда он открывает рот, в его севшем голосе нет ни намека на обычную нахальную уверенность.

– Кажется, мне тоже следует извиниться…

– Не принимается, – громко обрывает его Барнс.

Тони едва не вздрагивает. Он до смерти устал, и внезапно на грани того, чтобы разрыдаться.

– Не принимается, потому что тебе не за что извиниться. По крайней мере, не перед нами. Разве что перед тем мальчишкой-пауком, за то, что притащил его на бой с тренированными профессионалами в два раза его старше. – Он отвешивает Стиву еще один подзатыльник.

– Ауч, эй, а это за что?

– За то, что уронил на этого мальчишку трап.

Странным образом, до истерики, но Тони хочется смеяться.


Стив действительно начинает посещать собрания Тони в Ваканде по поводу Договора. Они оба согласны на многих пунктах, в которые стоит внести изменения, хотя и не всегда на том, какие именно и насколько радикально. Тони оставляет Т’Чалле и остальным задачу объяснять Стиву на что готовы будут пойти мировые политические лидеры. Он сам старается говорить со Стивом как можно меньше, предпочитает находиться на другом конце комнаты, избегает его до и после собраний. Вряд ли он выдержит сейчас находиться с ним наедине. А самое ужасное в том, что процесс действительно идет на лад. Иногда требуется день или два, прежде чем Стив нехотя уступает и идет на компромисс, и Тони думает, что вероятно это благодаря влиянию Барнса за кадром, или работе с терапевтом, но прогресс идет политический. Сам Тони все еще боится Стива, он с трудом высиживает собрания, чувствуя подступающие панические атаки, и мучительно переживает их после. У него в ушах звучит насмешливый голос Говарда: А ну перестань реветь. В нашей семье мужчины из металла.

Барнса он вообще не видит. Но пару недель спустя он находится в себе силы связаться с Королевским Научным Институтом Ваканды, чтобы удостовериться, что электроды у него в руке вырублены как следует, и не посылают ненужные сигналы в мозг. Он подобрал остатки протеза вместе со щитом когда его наконец вытащили из Сибири. Виртуозная технология создания и какое-то нездоровое желание иметь у себя обе вещи, что чуть его не убили, убедили его оставить протез. И теперь понемногу, в моменты в нужной степени бессонного и пессимистичного настроя, он начинает его разбирать и анализировать. Протез действительно был шедевром биотехники, хотя Тони и не хотелось думать о том, как именно его ставили. Начать сочувствовать Барнсу – вот уж последнее чего он хочет. И в любом случае, проще было думать о протезе не как о бывшей конечности живого человека, а просто видеть в нем технологический продукт. Когда Тони удается заставить проводку послать нужный сигнал, чтобы рука сжалась в кулак, ему приходится отбежать в ванную, где его вырывает.

Когда он полностью разбирает и пересобирает руку, когда он в мельчайших деталях представляет, как именно она работает, следующий логический шаг – собрать свою собственную версию. Он всегда именно этим и занимался: разбирал вещи, а затем делал их лучше, потому что он мог сделать лучше. Он подходит к этому как к очередной научной задаче, и она остается таковой, пока у него на столе не оказывается готовый протез, обшитый облегченным титановым сплавом, с начинкой из углеволоконных микроэлектродов. А потом он не знает, что с ним делать. О том чтобы выбросить не может быть и речи. Чтобы оттянуть момент решения, он звонит Пеппе и спрашивает, почему Старк Индастриз до сих пор не занимается выпуском протезов. Когда та отвечает, что вообще-то занимается, он отправляет свои записи в соответствующий отдел с требованием использовать их и произвести революцию в сфере протезирования. Затем он собирает всю возможную информацию с обнародованных архивов Гидры и данных вакандских ученых об имплантах в плече Барнса, и добавляет к имеющейся у него руке детали, чтобы ее можно было установить в качестве функционирующей замены. Чисто гипотетически, конечно же. А если он заодно узнает, что Барнс пока что отказывался от всех предложенных протезов, то это исключительно его дело. Ему вообще в Ваканде больше нечего делать, после того как собрания по поводу Договора подходят к концу.
А затем внезапно оказывается, что есть. Договор окончательно переработали и ратифицировали, со всеми судебными процессами разобрались, и вакандские беженцы могут вернуться домой. Тони задается вопросом, а понимают ли они вообще сколько усилий и средств они с Т’Чаллой потратили, чтобы они могли вернуться, или они просто смотрят на обстоятельства? В итоге он не летит в Ваканду, пусть узнают новости как-то по-другому. Но он все равно следит за их судьбой. У Лэнга и Клинта есть семьи, но и Сэм тоже отправляется домой. Ванда остается жить у Бартонов. Сам Тони не жил на Новой Базе Мстителей, за исключением тех нескольких недель после… того что было, когда он помогал Роуди, но сейчас это пустое здание, где жили они – от него одни страдания, так что Роуди в конце концов сам переезжает к нему в Башню. Там конечно тоже не совсем отпускала атмосфера Мстителей, вины и боли, но все же в ней было лучше. Раньше, за неимением куда больше пойти, к ним присоединялся Вижн, но теперь он съехал чтобы быть с Вандой. Остаются только Стив с Барнсом, которые снимают квартиру в Бруклине. Иногда Тони думает, что может быть проще было бы их всех отпустить. По крайней мере, может быть перестанет напоминать, насколько он сам одинок.

Барнсу он наконец звонит в приступе раздражения. Эта рука у него в мастерской лежит уже несколько месяцев и успела его достать. Он оставляет голосовое сообщение, всего лишь слегка пьяное, прямо посреди ночи. Но к его удивлению, Баки пишет ему в ответ. Он заявляется лично спустя три дня, и Тони сам не особо понимает, что с ним делать, пока не видит его на камере наблюдения. На Барнсе поношенная куртка и джинсы, на глаза надвинута кепка с эмблемой бейсбольной команды Cubs. Без одной руки он мог бы сойти за обычного, помятого жизнью ветерана, зашедшего с улицы. Он даже вошел через вход с Центрального вокзала, видимо приехал на метро. Тони велит охране пропустить его в лабораторию.
Когда он заходит, между ними повисает неловкая, неуютная тишина. Барнс смотрит на свою старую руку и на лице у него отражается очень сложная смесь эмоций. Несколько раз он тянется, чтобы дотронуться, но так ее и касается. Наконец он поворачивается к модели, собранной Тони.

– Это ты сделал?

– Да. Это титановый сплав, достаточно легкий чтобы не перегружать тебе плечо и спину, как было с предыдущей. Механику я тоже улучшил, но тебе вряд ли будут интересны подробности. Есть еще покрытие, синтетическое, чтобы она выглядела как обычная рука, а не, ну, металлическая. Но это не обязательно.

– Зачем ты мне её показываешь?

– Я же сказал, она лежала у меня в мастерской и надоела. Бери, если хочешь.

Барнс смотрит прямо на него, впервые за все время, и явно испытывает очень противоречивые чувства. Кажется, ему хочется сказать да, но в итоге он говорит:

– Я не особо сейчас лажу с докторами.

Тони и сам никогда не поймет, что заставило его в этот момент предложить, ведь ему и так хватает самобичевания, но он произносит:

– Я могу тебе ее установить. Только пообещай, что ее станешь меня ей убивать.

Это он зря добавляет. Воздух вокруг словно сгущается, оседая вязкой тяжестью оседая во рту и в легких. Барнс резко отводит взгляд.

– Я не… Я этим больше не занимаюсь. Я стараюсь… такого больше не делать.

Следующая фраза отдает горечью у него на языке, но Тони не может сдержаться.

– Да, и как, получается?

Как ни странно, в ответ Барнс бурчит тоже не без доли язвительности.

– Было бы лучше, не живи я со Стивом.

Тони оторопело моргает.

– Ээ, что?

Барнс закатывает глаза, бросает быстрый взгляд в его сторону, а затем снова уставляется на руку.

– Стив не был бы Стив, если бы не вел себя как упрямый дурень, который не понимает когда надо успокоиться. Его стремление устраивать разборки исправит только могила. Моя жизнь катится по наклонной с момента как меня взяли в плен в 1943-м, мать его. Я просто хочу чтобы все это прекратилось.

Рука Тони тянется к солнечному сплетению – хотя он уже несколько лет как избавился от этой привычки.

– Да, тут я понимаю.

Пока Тони присоединяет новый протез, снова повисает тишина. Он ничего не может сделать с гнездом или металлическим покрытием в плече, так что их не трогает. Тут все равно потребовалось бы хирургическое вмешательство, и он не думает, что Барнс в ближайшее время будет на это готов. Барнс пристально наблюдает за всем процессом, и Тони старается делать все как можно быстрее и безболезненнее, но не может удержаться и периодически кидает на него взгляд. Барнс так близко, и Тони ловит себя на мысли что его раздражает это дурацкое, такое красивое лицо.

– Что мне сделать с предыдущей? – спрашивает он закончив, когда Барнс аккуратно поводит плечом и на пробу сгибает пальцы левой руки.

– Выброси.

– Ладно, – Тони встает, намереваясь отнести оторванный протез к куче мусора, но дальше не двигается.

Барнс смотрит на него неотрывно, но взгляд абсолютно нечитаемый. И только Тони открывает рот, потому что уже становится неловко, Барнс спрашивает:

– Тебе никогда не хотелось, чтобы все было иначе?

– Постоянно.

– Нет, плохой вопрос. Тебе никогда хотелось, чтобы мы встретились иначе?

Тони смотрит на это дурацкое красивое лицо, такого дурацкого, сломленного человека, что сидит у него в мастерской с этим несуразным механизмом в плече.

– Да. Да, хотелось бы.

@темы: Avengers, Bucky Barnes, IronWinter, Tony Stark, slash, коварный переводчик, остановись и гори!, фики

URL
Комментарии
2017-05-31 в 19:40 

Gercog
редкостная легкость жития
ай, хорошо!
это вот У него в ушах звучит насмешливый голос Говарда: А ну перестань реветь. В нашей семье мужчины из металла. прям ащщщщщщщщ

побетить бы, самую малость, а в целом хороший фик и спасибо большое за перевод! :heart:

2017-05-31 в 21:25 

AnnGeea
Используй свои чертоги! (с)
милота :heart:
спасибо!

2017-05-31 в 23:16 

dekstroza
Ух какой тут Баки! Люблю!
Спасибо за перевод!

2017-05-31 в 23:25 

лорд_Генри
А теперь то, что от тебя осталось, может идти.
Gercog, это ащщ по самому больному?))
спасибо. если есть предложения по бетингу то с радостью приму):sunny:

AnnGeea, на здоровье вам спасибо!:love:

dekstroza, Баки просто покорил мое сердце тут:laugh: всегда пожалуйста:goodgirl:

URL
2017-06-01 в 00:27 

Gercog
редкостная легкость жития
лорд_Генри, по нему, но так хорррошооо... :heart:

постараюсь завтра пройтись свежим взглядом, хотя бета из меня весьма поверхностная)))

2017-06-01 в 00:33 

лорд_Генри
А теперь то, что от тебя осталось, может идти.
Gercog, вот как, Тони страдает, его бьют по всем болевым, а им хорошо!..:laugh::laugh:
ок, спасибо:hi2:

URL
2017-06-01 в 14:17 

Gercog
редкостная легкость жития
лорд_Генри, проверь юмыл)

мы затем фичочки и читаем, чтобы по болевым точкам и хорррошоооо.....

2017-06-01 в 14:23 

skorp2000
Если у тебя проблема с головой, то мне пофиг, что у тебя в крови. (с) Врач
Так, люди вы которые- нелюди, я из за вас скатываюсь в Айронвинтер... все глубже и глубже... а это дно хуже кэпостарков!
Спасибо за фик, чудесный ) и такие простые истины написаны. Жаль, что многие фанаты не в состоянии понять их (в плане политических разборок и ценности договора).

2017-06-04 в 20:23 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
Хорошо-то как.У Баки незаурядные запасы терпения, понимая и великодушия для Стива и всего мира. И огромное желание жить, и жить хорошо:hlop:

2017-06-04 в 21:56 

лорд_Генри
А теперь то, что от тебя осталось, может идти.
skorp2000, *дьявольский смех*:evil::evil::evil: батон в каждый доооом:crzfan::crzfan::laugh:
да, а простые истины людям как раз часто сложнее всего понять...(
хорошо хоть кто-то понимает)


Эйвлинн, у него годы тренировок в терпении с этим Стивом))
и это прекрасное желание, пусть у него все будет хорошо:love:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

dying anyway

главная